О ПСИХИЧЕСКОЙ НОРМЕ И СЕМЕЙНОЙ САМОДИАГНОСТИКЕ

 

Нередко приходится сталкиваться с тем, что на прием приходят семейные пары в состоянии конфликта и заявляют о том, что провели самодиагностику и диагностику друг друга с помощью Интернета. Выяснили, в частности, что один из партнеров является «нарциссом», другой страдает «пограничным личностным расстройством» и т. п. Затем, естественно, выявленные «диагностические ярлыки» активно используются для обвинений в ссорах и самообвинений, если одному из супругов удалось подавить другого своим контролирующим поведением. Поэтому для начала можно остановится на том, что подразумевают под нормой и патологией в психиатрии. И почему супругам не стоит «махать шашкой», используя арсенал психиатрии друг против друга. А затем в последующих публикациях  проанализировать, что именно происходит в таких семейных парах и чем им можно помочь.
Понятно, что определение понятий нормы и «не нормы» имеет вполне конкретное значение для выбора рациональных путей терапии и решения различных медико-социальных вопросов. В случае, когда способности человека соответствуют уровню, необходимому для активной жизнедеятельности или превышают его, можно говорить об адаптированной «нормальной» психической деятельности. Применительно к человеку под нормой следует понимать также и то, что обеспечивает ему полноценную общественно-трудовую активность. З. Фрейд и Э. Берн определяли психическую норму как способность человека любить и творчески работать. Но в настоящее время показатели психической «нормы» и «не нормы» разработаны недостаточно, их социологические, психологические, медицинские критерии обычно строятся на негативной основе, подчеркивающей факторы, которых в норме быть не должно. Попытки позитивной оценки нормальной психической деятельности крайне редки.
Понятие о психической норме не может быть однозначным. Идеальной модели человека вообще, и его «нормальной» психической деятельности в частности не существует. Норма представляет собой демаркационные грани, в пределах которых могут происходить различные количественные сдвиги, не вызывающие качественных изменений в морфологическом и физиологическом состоянии организма. Выход за эти пределы и позволяет говорить о нарушении психической нормы. Это знали еще на заре развития психиатрии, отмечая, что в болезни настроения человека, его волнения, суждения, решения возникают изнутри, тогда как в здоровом состоянии наши волнения, решения вызываются только достаточными внешними побуждениями и поэтому находятся всегда в некоторой связи с внешним миром.
Уловить переход от нормы к патологии иногда очень сложно, а на основании оценки лишь одной грани поведения человека в отрыве от всего комплекса его психической деятельности, как правило, вообще невозможно. Это связано с тем, что граница нормального и патологического не похожа на тонкую линию. Она достаточно широка и определяющие ее механизмы имеют большой диапазон функциональных возможностей.
Нечеткость, размытость понятий нормы имеет свой большой эволюционный, биологический и социальный смысл. У большинства людей разнообразные нюансы характера многочисленны и переплетены между собой. Существует и значительное количество людей с явным преобладанием одних черт характера над другими. Когда заострение черт характера норма, а когда патология? Ответ на этот вопрос в упрощенном варианте основывается на количественной оценке размаха данного признака, что, естественно, весьма субъективно. Без преувеличения можно сказать, что любой человек, если он является личностью, есть сборка акцентов, что позволяет ему гибко адаптироваться к окружающей среде, «переключая каналы». Эта одна из характеристик личности, осознающей саму себя и умеющей пользоваться своими возможностями и резервами.
Следует учитывать и то. что и профессиональные подходы к оценке нормы и «не нормы» могут различаться. В российской психиатрии болезненные состояния рассматриваются в комплексе, и их анализ производится в рамках отдельных нозологических форм. В противовес интегральному подходу в США и Европе используется изолированная симптоматическая оценка отдельных психопатологических феноменов. Оба этих подхода, и нозологический и феноменологический имеют свои достоинства преимущества и недостатки. Они могут дополнять друг друга, и, таким образом, обогащать представления о развитии болезненных состояний. Это способствует методической оценке, с одной стороны, в направлении от общего к частному, с другой – от частного к общему. 
Это все к тому, что «домашняя диагностика», проводимая супругами, как правило, непродуктивна. Даже профессионалы спорят о методических подходах и не могут выработать единого мнения. Еще З. Фрейд говорил о том, что в терапии исходная гипотеза специалиста о пациенте часто оказывается ложной, - для верного понимания требуется время и немалый объем работы. Поэтому сами теоретические познания, взятые из Интернета, не подкрепленные практическим опытом, ведут к искажению восприятия ситуации и запутывают супругов еще больше. Не получая профессиональной помощи, поддержки, понимания, они выходят на очередной «виток» конфликта.

Поделиться

Опытный, квалифицированный психотерапевт поможет и поддержит в непростой для Вас ситуации.

83
25
72
11